Нуадибу. Город у земли на крайу.

Пыльная буря, которая началась ещё по пути из Дахлы, не кончилась и по приезду в Нуадибу. Песок — везде, во рту, в носу, в носках и за шиворотом. Видимость — метров 200. Местные говорят, такая холодрыга — редкость, а ветер — дело нередкое.

Поэтому, все фотографии из Нуадибу носят на себе печать пост-апокалипсиса. Моя Мавритания теперь навсегда такая. А у вас будет другая. Если будет. Путешествуем ради того, чтоб иметь всё своё.

В заповедник Cap Blanc с редкой разновидностью морских котиков (название забыл, здесь живут 150 и 500 оставшихся на белом свете) не попал — не смог решить логистическую задачу, да и времени не было — в полтретьего надо быть на вокзале, садиться на самый длинный поезд в мире до Шума.

Времени хватило на кофе с отличным яблочным пирогом и прогулку по рыбному порту, который Puerto Artesanal. Первый раз за путешествие пожалел об отсутствии зеркалки с зумом: порт кишит колоритными персонажами, но на телефон фотографировать без палева не получается, поэтому на фотках по большей части лодки.

Заинтересовало, что все рыбаки в порту — чёрные. Частично это потому, что половина из них — сенегальцы, а частично — потому, что в Мавритании чёрных до сих пор здорово дискриминирует титульная нация — мавры (арабского и берберского происхождения).

Человек и пароход Игорь Малков, наш человек на Мурмане, рассказал, что ходил тут четыре месяца на сейнере в далёком 1998-м и разъяснил, что в виду неясности государственного статуса Западной Сахары, рыбаки плюют на 200-мильную зону территориальных вод и рыбачат практически у берега. Рыбы здесь навалом, лов идёт хищнический и вполне вероятно, что скоро настанет «здесь рыбы нет». Вспомнилась забайкальская тайга.

Затарившись водой, апельсинами и сэндвичем, еду на такси на вокзал. По пути пришлось расчехлять испанский — тут многие на нём говорят, вот те на. Испанский потёк как родной, иногда пересыпаемый франкофонным «кё» вместо латинского «ке». В знак благодарности за языковую практику водила был осчастливлен завалявшейся мегалинковской наклейкой.

О провинции Адрар данных в моём свежем LP нет вовсе — лишь абзац с предупреждением, что лучше бы вам туда не ездить 🙂 В старом LP, кстати, раздел таки есть. Спасла ситуация информация с форума Винского и статьи из любимого WikiVoyage.

Вдоль марокканской границы от рудников Зуерата до порта Нуадибу возит железную руду самый длинный и тяжёлый поезд в мире: до 3 км длины и что-то типа до 20 тыс. тонн руды. В виду отутствия других путей сообщения из Нуадибу в Адрар (попасть можно только спустившись в Нуакшот) компания прицепляет к поезду пару-тройку пассажирских вагонов.

Сказать, что арестантов в РФ возят в на порядок лучших условиях — ничего не сказать. Света нет. Матрасов — нет. Туалет — есть, увы. Дверей и окон — практически нет. Но билеты продают 🙂 Хочешь бесплатно — запрыгивай в пустой хопёр. Через полчаса всё в вагоне покрывается полусантиметровым слоем песка. Люди спят всяко разно, включая просто на полу. Под утро — дикий дубак.

Но компания попалась отличная. Часа три до отбоя практиковал французиш в компании девчонки из Кот-д-Ивуара и пацана из Гвинеи. Всяко меня заверили, что южнее язык однозначно пригодится. Попутно — опять лекция по обстановке в РФ и прочая политинформация 🙂

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.