Пират ненастоящий #8. Ямайка

Заставляю себя писать сразу после, а лучше прямо во время путешествий. Получается не всегда. Вот с карибским вояжем получился прямо карибский кризис — пишу по прошествии шести с половиной лет. Смотрю на фоточки и бережно сдуваю пыль с воспоминаний.

Jamaica — Kingston

Ямайка — самая блестящая жемчужина в моём карибском ожерелье. Нет слов. От пыльных улиц Кингстона до стёртого с лица земли Порт Ройял, от водопадов Очо Райос (Ocho Rios, калька с испанского) до светящихся моллюсков в Светящейся Лагуне — хочу прилететь сюда ещё раз. В следующий раз в наушниках будет только Боб Марли, а на выгоревших биллабонгах — смеющееся зёленое солнце и лозунг Smile Jamaica. Джа в курсе — я его уже попросил, а значит, всё так и будет.

Каждый раз, когда в джиммизовом FJ начинает играть No woman, no cry, я плачу рассказываю, что в Кингстоне так и не дошёл до Тренчтауна, а ДжиммиЗ затягивается и солидно говорит, что, мол, непорядок, и он лично обязательно бы дошёл, и дойдёт, когда окажется в Кингстоне. Я ему каждый раз очень завидую.

Мне вообще Марли и до Ямайки нравился, но после — я теперь с каждым аккордом улетаю туда. А ещё у меня есть шорты старые задрипанные биллабонговские, ограниченная серия, сделанная из старых бутылок, так вот на них Боб Марли, та знаменитая фотка, где он в берете со звездой смеётся. Я вообще их в Бразилии купил, когда гостил у друга-альпиниста в Салвадоре, так вот, много где побывав, мой персональный смеющийся Боб оказался на своей родине.

Кингстон — ну, наверное, если б не музей Марли и не Тренчтаун, блин, можно было бы вообще пропустить. Пыльноват и скучноват. Скатался на автобусе в Порт Ройял, неплохо там, посмотрел музей про пиратов, пушки, обломки бастионов и шпаг. Прикольно, что когда из-за землетрясения город ушёл под воду, британская королева сказала «господь покарал это пиратское гнездо». Мне почему-то кажется, что она ещё хлопала в ладоши и танцевала, скажем, менуэт или что там они танцевали в то время.

Музей Б. Марли — шикарен. Там есть в стене дырки от пуль, которыми целились в него при покушении, много оригинальных золотых и платиновых дисков и гиды-растаманы, у которых в таких объёмных шапках на головах — на самом деле там у них дреды до земли длиной. Во жизнь. Куришь, слушаешь Марли и растишь себе дреды. Думаю, что когда ДжиммиЗ переберётся в Тренчтаун, ему тоже придётся дреды растить. А когда буду к нему заезжать — будем играть и петь «Я вижу леса Ямайки, её золотые пляжи».

Jamaica — Ocho Rios

Так вот с пляжами в Кингстоне не айс. Пришлось перебраться в Очо Риос. Дорога туда из Кингстона идёт через Голубые горы, там ямайцы растят свой кофеёк знаменитый. В хоcтеле познакомился с двумя немками молодыми, они так забавно побаивались Ямайки и ямайцев и поэтому ходили со мной везде, а я чувствовал себя большим и сильным. Купались в водопадах, ходили на пляж.

Потом наняли такси и поехали в мавзолей Боба Марли, в посёлок Девятая Миля (Nine Mile). Таксист не обманул, на троих получились какие-то копейки. Высоко в горах (по местным меркам высоко) этот посёлок и мавзолей там. И конопля кругом — в рост человека. Как бы сторожит сон Боба эта конопля, вот что мне почудилось, кусты шевелит лёгкий ветерок. Скромненько всё, мавзолей Боба — это не мавзолей Ленина совсем. Думается мне, Бобу там хорошо и спокойно, и Джа за ним приглядывает и смеются они вместе.

Вернулись в Очо Риос, проводил попутчиц на восток, а сам поехал на запад, в Светящуюся Лагуну, недалеко от Фалмута. Там туристов вывозят ночью на лодочке в море и посреди залива заставляют пройти по доске бросают за борт, что твои портрояльные пираты. Руками-ногами бултыхаешь — и весь светишься фантастическим голубым светом, как Ди Каприо в «Пляже» с той французской кокоткой. Очень понравилось. Неглубоко, кстати, дно можно ногами нащупать.

Поехал ночным автобусом в Монтего Бэй, в аэропорт. В автобусе познакомился с ровесницей из Галвестона, путешествует в одну каску (у неё хэштэг был даже #viajosola), была в Центральной Америке в прошлом году. Много болтали про знакомые и любимые места, приятно.

Прибыл в ночной аэропорт, поспать бы, думаю, как бы и отсюда не выперли. Аккуратненько пристроился поспать, смотрю — высокий чёрный полисмен с глоком на боку ко мне направился. Ну, думаю, Паха, поспали мы с тобой. Вежливо так интересуется, не поспать ли я собрался, а то ж, конечно поспать. Говорит, в таком случае вынужден вас попросить просветить багаж на ленте и спите на здоровье. Ну я на радостях так за глок языком зацепился, что ещё час проболтали за пестики и тычинки и всё такое. Говорит, 10 патронов если выстреливает за год, так и хорошо. А я ему такой на серьёзных щах, мол, ну это ж неправильно и непродуктивно.

Спросил его честно, напрямую, курит ли он сам ганджубас, от ответа он технично отмазался, но так, чтоб я понял — курит конечно: он когда мазался, незаметно мне подмигнул и прошептал «помоги». Душевный дядька, надеюсь, скрасил ему скучный вечер.

Поспать таки получилось, хотя часа через три аэропорт уже шумел туристами и тележками. Купил билет, не хухры-мухры, а на Гаити. Знаю-знаю, там жарят, парят и поедают, и вроде как хотеть туда я не должен, но — хочу. Ещё и пролётом через Тёркс и Кайкос, надеюсь там выскочить на пляж на пересадке.

No woman, no cry!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.