Гора Меру и лихорадка денге

На въезде в нацпарк заплатил $350 за четырёхдневный поход. В сумму, помимо оплаты за пользование парком, входит оплата за проживание в лоджах и обязательный скаут с винтовкой Маузер времён англо-бурской войны.

Tanzania — Mt. Meru

В группу попадают две немки, две голландки и пара японцев. Выходим к приюту Мириакамба.

Вдали над облаками видно снежную шапку Килиманджаро.

На второй день добираемся до приюта Седло. Идти даже легче, чем вчера, ботинки притоптались идеально. Взвесил рюкзак -16 кг. Некисло, тем более, что вроде ничего особо и не несу. Пообедав, забираемся на Маленькую Меру (3820 м).

Нифига не выспавшись, в час ночи выходим на штурм Меру. Меру — гора с характером: поднимаешься и спускаешься зигзагообразно, вверх-вниз. Грубо говоря, чтобы подняться на 800 метров до вершины от Седла, надо подняться на 1200 метров и спуститься на 400 метров. То же самое — на спуске. Кажется, на Аконкагуа так не уставал.

Встречаем рассвет на вершине.

Килиманджаро с вершины видна во всей красе. А Меру, оказываетсяы — потухший вулкан!

Вымотанные, спускаемся к Седлу. Сплю пару часов и этим же днём спускаемся к Мириакамбе.

На четвёртый день спускаемся к Воротам Момелла.

Меру оказалась очень трудной. Ноги — не ходят.

 

 

Mis à jour après 6 ans…

Шесть лет прошло, вспомнил, что не написал, чем закончилась первая попытка на Килиманджаро.

Собственно, закончилась она не начавшись. На Меру по-дурацки сэкономил на питьевой воде, разводя йодотаблетки в воде из ручьёв. Видимо, где-то по пути вниз таблетка не сработала. Поднялась адова температура. Провалялся день в гостинице, было всё хуже и хуже. Съехал в хостел, думал, поправлюсь антибиотиками. Один раз стрельнул регидрон у соседа, посланника Доброй Воли ООН, велосипедиста Дино Ланцаретти 🙂 Не помогло. Еда казалась жёваным картоном, почти ничего не ел с той поры, как слез с Меру.

Контора, у которой купил восхождение на Аконкагуа, предложила перенести тур на следующий год, за что им шлю лучи благодарности. А когда стало совсем плохо, парень с ресепшена хостела отвёз меня в госпиталь. Доктор-балагур на чистом русском спросил «ну как дела?», рассказал про обучение в Одессе, а когда я стал валиться на бок — предложил у них задержаться.

Тест на малярию ничего не показал, поставили диагноз — лихорадка денге. Воткнули капельницу, весёлые медсестрички кормили ибупрофеном. Собственно, денге так и лечится — поддерживают от обезвоживания, а потом лихорадка уходит. Пролежал три ночи, пробовал что-то сочинять. А когда чуток полегчало — схватил в охапку барахло и сбежал в Москву.

На следующее утро в Москве проснулся здоровым человеком. Теперь склонен считать, что судьба в тот раз от чего-то отвела.

А на Килиманджаро я на следующий год таки залез. Но это уже другая история.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.