А какая она, Мечта?

Для начала хочу поблагодарить всех неравнодушных к моей дакарской авантюре. Друзья и подружки, сын, мои родители и родители друзей, коллеги по работе и конкуренты, добрые знакомые и недоброжелатели, дебеторы и кредиторы, если болели — СПАСИБО! :) Не будь вашей поддержки, все могло закончиться гораздо печальнее.

Дакар оказался для меня гонкой слишком профессиональной. Сейчас вот смотрю записи с РТР-спорта и Евроспорта. В первой РТРовской передаче Тьерри Сабин говорит: хочется сохранить Дакар в первую очередь как приключение, но уже сейчас появляются ребята с большими деньгами. Так это он еще когда говорил?

Первые 50 в абсолютном зачете интересуют всех — они появляются в красивой картинке, которую вы видите по ящику. Причем пыль практически отсутствует — они же первые. Они дают интервью. Приключение? Нет, для них это работа. Тяжелая, изнурительная, страшная, порой смертельная, но работа. Сзади за ними едут экипажи, груженые запчастями под завязку, единственная цель которых не доехать самим, а помочь профикам. Слишком много денег, на мой взгляд.

Еще один верный способ прославиться на Дакаре — убиться наглухо. Хоть короткая, но слава. Нет, приключением в чистом виде на Дакаре видимо давно не пахнет. Как сказал в интервью мой однокомандник Киришима — это постоянная агония. Он доехал.

На бивуаках профессионалов обслуживают массажисты, повара, механики (и наших камазистов в том числе).

Хотите чистого приключения — приезжайте в августе в Монголию. 500 долларов с носа — и вперед. Был два раза и обязательно поеду еще. Монголию можно совместить с работой и жизнью. 150-й в общем зачете все равно интересует организаторов, за него переживают, беспокоятся, ищут. И тем не менее приключения там не меньше.

Дакар — с работой и жизнью совмещается не особо. А если тебе приходится жить, работать, зарабатывать на Дакар и мотоцикл в связи с полным отсутствием спонсоров, оформлять визы и получать их за час до закрытия посольства на Новый год, колоть прививки в Москве, ходить в банк как на работу и платить всевозможные взносы, отправлять мотоцикл и жить при этом в Шереметьево 3 дня, продавать машины, потому что денег не особо хватает, иметь душещипательные разговоры с Yamaha CIS и радоваться их разумной точке зрения на спонсорство и т.д. и т.п., и ты после всего этого еще и доедешь с первого раза — звони, вышлю памятник:)

Голова должна легкой перед Дакаром быть. Плюс физо и тренировки ежедневные в течение минимум месяца на том мотике, на котором поедешь с кирпичом вместо навигации и прочей лабуды. Если есть такая шикарная возможность 10 раз съездить на Дакар и потренироваться, как у камазов, уже можешь пришивать парадные номера на куртку — на 11-й обязательно выиграешь:)

Какой он, Дакар? Дорого, долго, трудно и, порой, страшно. Тем не менее, галочку для себя я поставил. Сбылась мечта-то (см. в архиве статью номер один), что мне еще надо?

Кто-то скажет — негатив и депрессия. А вот и не угадали. Это — ПЛАН:) Потому что когда-то я снова там буду. И на этот раз постараюсь доехать до конца!

В трех днях от дома!

Всем привет. Я почти (3 x тьфу) в 3-х днях от дома, торчу из-за погоды в аэропорту во Франкфурте. Надоели: Европа, вайфай, виртуальная клава, все одним словом надоело.

Как только доберусь до своего домашнего десктопа, обещаю развернутое инсайдерское обозрение своего недолгого Дакара, если это все еще кому-то интересно.

Из хороших новостей. Два моих товарища по команде техподдержки Team Kaiser финишировали в Дакаре. Это Миран Становник из Словении (это его 10-й Дакар и он, по-моему, в первой двадцатке) и Роланд Киришима, японец, мы с ним вместе гоняли в Монголии в 2005-м. Мои им поздравления…

Этап 4. 9 января. Эррашидия — Куарзазат

Проснулся утром. Обнаружил прикрученный по-новому кокпит, за ночь все сделали мои немцы. Колеса поменяли. Выдали фильтр воздушный на замену. Сегодня — марафонский этап. Бивуак будет отдельно от всех — и от техничек, и от машин-грузовиков.

Опять холодно. Чуть теплее, чем вчера. Вообще заметил — едешь на юг, воздух теплеет с каждой полсотней километров, на север — температура падает.

Стартовали СУ. Опять пыль, опять машины. Проехал мимо сошедшего мотоциклиста, что-то он себе сломал, потом сказали, но забыл.

Постепенно ландшафт стал меняться, стало больше песка. Пару раз чуть не грохнулся в автомобильной колее. Там вот как получается — колеса машины буксуют, роют колею. А там, где колея кончается, под рыхлым песком образуется порог глубиной до полуметра. Перестал заезжать в колеи.

С навигацией не было никаких проблем — езжай в сторону пыли по накатанной дороге. Периодически сверяй одометры.

Но, видимо, наверху знают наперед, что кому суждено. Не проехал и 70 километров, обогнала машина, традиционно ничего не видно. Сбавил скорость километров до 60. И, видимо, наскочил на камень, причем, скорее, на кусок скалы, торчащий из земли. Камни обычно отлетают в сторону и особых проблем не бывает. А тут руль выбило, очень долго кувыркался. Повезло, что мотоцикл полетел налево, а я направо, а то бы еще и мотиком нахлобучило. Валяюсь, слышу — останавливаются два мотоциклиста, практически сразу же после падения. Подняли и откатили мотик. Подняли меня. Пошевелил руками-ногами, вроде все целое, сказал «спасибо за помощь, езжайте».

В баке две дыры, бензин только в заднем 5-литровом. До дозаправки не хватает. Первые полчаса еще думал, как чего залатать, заклеить на скотч и поехать дальше. Через полчаса шок от падения, видимо, кончился, и я вообще развалился. Температура, трясет как каштанку, бок разодрал, не шевелится левая рука и правая нога. Понял, что гонка для меня закончилась. Было бы два дня до финиша — пожалуй, на себе бы мотик потащил. А так — впереди 10 дней, вечером на бивуаке механиков нет. Да и состояние все хуже. Ходить уже почти не могу.

Позвонил маме, тренеру, чтобы не пугались. Поставил мотик так, чтобы тень была, залег.

Прилетел вертолет, поснимал топовых грузовиков, покружил, сел. Подошел директор гонки по мотоциклистам, Кастера, сам бывшый мотогон-дакарец. С ней та тетка с голландского телевидения, узнала меня, руками развела, говорит типа ну елы-палы.

Походили, посмотрели мотик, посмотрели меня. Позвонили медикам, сказали, что те скоро приедут. Оставили воды и еды, улетели.

Подъехали туристы, попросил их мотик перекатить на другую сторону трассы, потому что пыль летела столбом прямо на меня (я уже потом понял, что ветер стал подниматься помаленьку, эх).

Приехала санитарка. Заклеили бок, фигню какую-то на руку налепили. Самое главное — дали таблеток обезболивающих. Оставили еды/воды, уехали.

Вылезла откуда-то толпа местных, человек 10. Вокруг — ни домов, ни деревень, в землянках они, что ли, живут. Давай клянчить все — от бензина, до денег и так далее. Я по-французски не понимаю, мне пофигу. Но испытываю некое беспокойство, так как периодически типа засыпаю, а когда просыпаюсь, они оказываются ближе, чем были до этого. Или мне уж почудилось, но атмосфера не очень дружелюбная была.

Еще через некоторое время подъезжает какой-то древний лендровер, сидят два таких мордатых мужика. Один спросил паспорт, я слегка не понял зачем, но дал. Те что-то себе переписали, вылезли и давай чуть ли не мутузить ту толпу, которая вокруг меня собралась, орут «харам» и в меня пальцем тыкают. Оказалось, что эти два мордатых — из полиции. И толпе внушают меня не трогать:) Хорошо работают, одним словом, потому что, как они уехали, толпа рассосалась.

Короче, упал я в 10 утра, грузовик-метла приехал примерно в 5 вечера. Трехосный МАН, сзади будка для людей небольшая, кран и место для транспортировки мотиков. Там уже стоят два мотика — один совсем всмятку, это Саймонса, который шею сломал и в госпитале умер. Второй — Томо Мерхара, моего однокомандника. Тот ключицу сломал и его вертолет тоже в госпиталь увез.

Экипаж такой жизнерадостный, два мужика и тетка. Говорят «Добро пожаловать в лучший отель в северной Африке». Даже пива холодного дали. Быстренько поснимали всю электронику, погрузили мотик. Залезаю в будку — там 8 сидений Recaro с ремнями спортивными. Что-то мне подсказало, что стОит ремни подогнать по фигуре. Правильно сделал — только пристегнулся, те как поехали, два раза чуть из ремней не выскочил и крышу головой не пробил:)

Долго ли, коротко ли, подобрали еще троих мотогонщиков — южноафриканца, мавританца и француза. Один раз остановились возле машины, один раз — возле грузовика. Те дали расписку, что отказались от эвакуации — собирались прорываться самостоятельно.

В 4 ночи перегрузили мотики на штатский грузовик, мы с мавританцем залезли вдвоем в спальник, южноафриканец с французом залезли в кузов, предварительно от холода замотавшись во все, что было под рукой.

В 8 утра приехали на бивуак в Куарзазат. Часа два пытался кого-нибудь найти из организации. Мои товарищи по несчастью тоже куда-то пропали. Сдал мотик кому-то. Ковылял-ковылял, обнаружил русских летчиков-газпромовцев. Те на меня посмотрели и предложили улететь с ними. Улетел в Тантан.

Прилетел в Тантан. Удивил механиков. Летчикам организаторы вставили пистон, типа для меня был микрик в Куарзазате. Где блин я его там должен был найти? Спасибо летчикам русским и компании «Газпром-авиа» в целом! Русские на Дакаре своих не бросают.

С кучей народу, сошедшей в том числе и на 5-м этапе, уехали автобусом в Агадир, оттуда я полетел в Париж.

Вот и вся моя недолгая гонка…

Privet vsem, dorogie moi bolelshiki!

Sorry za otsutstvie russkih bukv, pishu iz Parizha.

Proizoshlo doslovno sleduyuschee. Na etape Errachidia-Quarzazate (4-y den gonki), na 70-m kilometre SU upal. Bilo ochen pilno, dva dnya, oba pervih afrikanskih etapa, ne bilo ni veterka. Obognala mashina, stolb pili, skorost 50-60, vidimo naskochil na kamen. Rul vibilo, ochen dolgo kuvirkalsya, do sih por s trudom hozhu i bok esche obodral. Probilo osnovnoi bak, zapasnogo do dozapravki ne hvatalo odnoznachno. Cherez chas prishlo ponimanie, chto fizicheski mne nastal konets. Esli ehat dalshe — znachit upast esche raz, no uzhe fatalnee, ya takie sostoyaniya znayu.

Priletel vertolet, zakleili bok, dali ibuprofen i uleteli. 6 chasov valyalsya zhdal sweepertruck. Potom esche 8 chasov na nem tryaslis. Podobrali motik togo parnya, kotoryi nagluho upal i esche 3-h chelovek. V 8 chasov utra priehali na bivuak. Technichka uzhe uehala. Sdal motik. Podoshel k gazpromovskim letunam, poprosilsya na bort i uletel v Tan-Tan. Ottuda na sleduyushiy den avtobusom v Agadir i ottuda v Parizh. Gulyayu po Champs Elysees, vosstanavlivayus.

Na sleduyushiy den soshel Chagin. Ego i mehanika uvezli v Laspalmas. Genaf hlopaet v ladoshi po hodu.

Obshee vpecatlenie, poditozhu. 10% razocharovaniya i 90% radosti, chto uehal na svoih dvoih:) Gonka rasschitana na pervie top-10, max top-50 gonshikov. Ostalnye nikogo ne interesuyut. Kazhdaya obognavshaya mashina ili, ne dai Bog, gruzovik, pri otsutstvii vetra, sdvigayut tebya nazad na 3-5 minut. Sootvetstvenno, ti kazhdiy raz ele-ele ukladyvayeshsya v max-time. Pro son ya i ne govoryu. Te, kto riskuyut ehat v pily 140-150 — libo doezhayt v top-20, libo gruzom-200.Ochen ne hvataet opita upravleniya ralliynim motikom. Na kokpite visit 15 kg (!) elektroniki i vsyakoi baidi. V bake — perebor na 20 l topliva. Plus vsyakogo barahla esche kilogram 10. Koroche, podrobnee i s fotkami vse raspishu s russkoi klavi.Spasibo vsem, kto bolel i perezhival za manya. Chestnoe slovo, 3-i i 4-i etap ehal na vashei energii, ibo svoei uzhe bilo malovato. Glavnoe — ya popitalsya. Doehat dazhe v top-50 v perviy raz prakticheski nerealno, osobenno s moim opytom. Dazhe i ne znayu, budet li kogda nibud sleduyushiy raz. Vsem, kto sobiraetsya na Dakar, nado sperva vzhivuyu (ne po TV) uvidet, kak edut pervie 10 gruzovikov:) A to, chto oni vas dogonyat — ne somnevaites.

Esche raz spasibo i do svidanya!

Этап 3. 8 января. Надор — Эррашидия

Только уснул — уже приплыли. Выгрузились в Надоре в районе 5 утра. Позвонил на Радио Сибирь. Попытался поспать.

Когда стартовали, понял, что моей кофтейки и куртки нифига не хватает для комфорта. Температура на рассвете упала градусов до пяти. Изо рта валит пар. Руки коченеют.

Кто поумнее или не в первый раз — одели ручки рулей в такие типа чехлы, как у нас в деревнях шьют для зимней езды, только из неопрена. Поодевали куртки и дождевики поверх номерных курток, одели рюкзаки, опять же поверх номеров, чтобы было куда потом это барахло положить.

Короче, постепенно пришло понимание, что зря я так внимательно читал правила. Типа нельзя использовать рюкзаки, поясные сумки (свою такую удобную оставил в транке), нельзя закрывать номера. Да плевать все хотели. Все выживают, плотно следят только за топом, соответственно, если тебе удобно — пользуйся. Такая же ерунда с фотоаппаратом. Начитавшись про запрет на фотографии, оставил фотик в транке. Хотя даже если бы и взял с собой, особо фотографировать было некогда.

По пути до старта СУ проезжали красивую долину, по-моему Зиз. Дивный пейзаж, жалко фотика не было.

Конкретно давши дуба, добрался до старта СУ. В роутбуке перед финишем дорожной секции отмечено две заправки. На первой нет бензина. На второй к одному шлангу очередь мотоциклов из пятидесяти. Народ нервничает, ищет другие заправки. Я переговорил с местными возле какого-то магазина, те однозначно сказали, что заправок больше нет. Встал в очередь. У Total, оказывается, тоже могут быть проблемы с бензином:)

На самом деле, тогда стоило рискнуть (риск был не особый), бензина в баках было более, чем достаточно. Более того, было бы полегче на первых африканских камнях. А так еще и нарисовали 15 минут штрафа за опоздание на старт СУ.

Не останавливаясь (и так опаздываю) стартую СУ. На первых же сотнях метров начинаю понимать, почему марокканские этапы считаются одними из самых трудных и почему основное количество народа сходит именно здесь. Грунт как таковой отсутствует, точнее полностью состоит из камней. Камни разные — от размером примерно с дом до гравия. Дорога как таковая тоже отсутствует — когда-то кто-то проехал и вдавил часть камней в почву. Получилась «дорога». По ней и едут.

Через полкилометра почти полностью отвалился кокпит со всем барахлом. Немудрено — 15 кг железа висит в двадцати сантиметрах перед рулевой колонкой. Остановился подкрутить. Встал по-монгольски, в 10 метрах сбоку от трассы. Через минут 15 проехала первая машина. Дикий вой, скорость километров под 100 (перед поворотом). Меня камнями чуть не убило. Еле успел откатиться метров за 30, машины пошли потоком. Как я понял, ребята-автомобилисты жмут на педаль до пола и стараются не столкнуться, не улететь с трассы и не перевернуться. О проблемах с подвеской пилоты не думают — это не их проблема, а механиков и самого автомобиля.

Кое-как прикрутив кокпит, еду дальше. Через каждые пять минут слышно пиканье sentinel, что означает — съезжай в сторону, будет обгонять машина. Мотоциклы могут только принимать сигнал. Причем, многие машины нажимают кнопку сразу как тебя увидят, метров за 100. Таким образом, ты начинаешь нервничать задолго до того, как этот самый обгон произойдет. Многие падали, просто пытаясь съехать в сторону, потому что порой это сделать весьма затруднительно — по краям трассы бруствер из камней, за бруствером тоже сплошной булыжник.

На дозаправке подходит гонщик, видно — разочарован. Сгорел двигатель. У него 10 Дакаров, 6 финишей. Поговорили немного. Позже узнал, что это вроде был Диалло, из Мавритании. Ехал в десятке, подвела техника.

Позже кто-то сказал, что марокканские этапы в этом году были одними из самых пыльных. Ни ветерка. Столб пыли, практически непроглядный для мотоциклиста, после обгона машиной стоит полчаса. После грузовика — еще больше. И как только пыль рассеивается, ты слышишь, что сзади подпирает следующая машина, и так до бесконечности. Ненавижу пыль.

Километров за 60 до финиша СУ окончательно стемнело. Стало холодно, появился туман. На пыль это никак не повлияло. Темнота, пыль, туман. Не очень хороший свет на мотоцикле. Короче, эти 60 километров я ехал часа три. Финишировал. Умылся в какой-то речке. Подошел народ с иностранных грузовиков, дали попить и пожевать (своего уже ничего не было).

Пристроился за каким-то грузовиком, свет у них мощный, понеслись на бивуак. Не люблю дорожные секции.

Приехал на бивуак. Получилось на удивление быстро разыскать своих. Еле хватило сил поставить палатку. На роутбук сил уже не хватало, плюнул. Сходил поел и завалился спать.

Этап 2. 7 января. Портимао — Малага

Спецучасток действительно похож был сильно на трассу WRC, чемпионата мира по авторалли. Крутые закрытые повороты. Как правило, с одной стороны — обрыв. Трасса не очень сухая. Пару раз чуть в этот обрыв не улетел.

То ли спросонок, то ли просто по запаре, перед стартом ввел GPS-код не в поле «Код 1», а в «Код 2». Когда заметил, было поздно. Вроде бы, значения этому потом никто не придал, а вот я ехал весь этап, думая, что вечером буду собирать манатки за неподтвержденные путевые точки (WPM).

Тем не менее все нормально закончилось. На финише СУ дал интервью РТР-Спорту (первый раз их вообще увидел, пообщались полчаса) и каким-то голландцам. Рассказал им про знакомую из Голландии, с которой общался пару часов в Уланбаторе летом, и у которой забыл взять телефончик. Так они про это рассказали по голландскому ящику и написали в газете:-) Прикол в том, что знакомая отыскалась. Сама ни передачу не видела, ни газету. Пишет смс: типа а почему у меня все знакомые спрашивают «а у тебя правда знакомый русский гонщик едет на Дакаре?» :-)

Анализируя события постфактум, пришел к выводу, что эта ситуация с GPSом возымела весьма пагубный для меня психологический эффект. Если бы хотя бы на старте СУ я знал, что типа ничего страшного, ехал бы я весьма резвее. Хотя. Слишком длинная это гонка, чтобы резвиться на европейских этапах.

Вот что в Дакаре поначалу ничего, а потом начинает раздражать, так это длиннющие дорожные секции (liaison). Представьте себе езду на мотоцикле класса эндуро со скоростью 120 км/ч, без торможений и ускорений, на протяжении 5-6 часов по идеально ровному европейскому хайвею. Умереть можно от тоски.

Заехал в ассистанс-парк по пути в Малагу. Поменяли забитый пылью воздушок. Выехали в Малагу вдвоем с Роландом, моим товарищем по ассистансу.

Ехали часов пять. На всех мостах над дорогой стоят кучи людей. Машут руками. Машут в ответ.

До Малаги добрались уже по полной темноте. До порта минут 15 пробирались сквозь не очень трезвую радостную орущую толпу болельщиков, причем каждый старается до тебя дотронуться или схватить за руку.

Поговорил с человеком из центра безопасности, объяснил ситуацию с GPS. Он меня заверил, что особо беспокоиться не стОит и что он уверен, что завтра — мой день :-)

После этого я понял, что за нами, любителями-замыкающими, смотрят конечно, но совсем не так, как за первыми топ-50.

Часов в 11 вечера только загрузились на пароход. В кубрике оказался с чехом под последним номером 235 (у меня — 234), поляком и южноафриканцем. Сразу сошлись с чехом в том, что чехи и русские — братья. Поляк уже храпел и к нашему интернационалу не примкнул.

До 1 ночи раскрашивал роутбук. Ввиду большой толщины рулона поделил его на две части — до первого CP и после.

Посмотрел, как светит луна над Средиземным морем. Честно сказать, первый раз плыл на пароходе по морю. Красиво. Пошел спать.

Вспомнил прикол. В кубрике была маленькая душевая, и мы все туда составили мотоботы и развешали носки на просушку. Утром просыпаюсь, хвать — а носков-то и нет. Обувь стоит — носков нет. Я чуть не попутал — кому могли понадобиться чужие и, мягко говоря, скверно пахнущие НОСКИ?! Оказалось, что это южноафриканец принял их за свои запасные и дерзко похитил. Хорошо, что бегая босиком по пароходу, я его быстро нашел:)

Интервью для Радио Сибирь

Позади второй этап гонки. Сейчас у нас раннее утро. Второй этап – из Портимао в Малагу. По дакаровским меркам, как я уже понял, этап игрушечный. Спецучасток всего 70 километров. Пришелся он на гористую местность, очень много навигации, были некоторые проблемы с электроникой, что пагубно повлияло на результат. Но, тем не менее, штрафов не было, все хорошо. Потом была дорожная секция – 500 километров до самой Малаги. Поздно вечером загрузились на пароход из Малаги в Надор – первый африканский город. Вот сейчас находимся в порту Надора, выгружаются мотоциклы. Впереди один из самых сложных участников гонки, много скал и камней. Тем не менее, настрой пока боевой, болейте за наших!

Этап 1. 6 января. Лиссабон — Портимао


Стартовали рано утром. В закрытый парк пустили только за полчаса, поэтому на старт чуть не опоздал. В первый раз же все, блин. Пока воды налил, куда полагается, пока разобрался, куда предохранители втыкать.

Толпа народу, прожекторы, на подиуме дядька какой-то, по ходу Э. Лавинь, пожал руку и — вперед.

Первый час было вообще темно. Потом начался плотный туман, переходящий в мелкий дождик. Не сказать, чтобы погода радовала теплом. С навигацией на liaison проблем не возникает обычно. Главное, ворон не считать.

Кстати, в этом самом тумане, как позже окажется, механики наглухо убрали свой микрик, въехав сзади в какой-то Опель. Поэтому про транспортировку до Малаги на следующем этапе пришлось забыть.

Добрались до старта спецучастка. Грунт типа нашей Засопки, только песок еще мягче. Километров немного, но топология — сплошные узкие повороты, при наличии огромного количества зрителей, порой не особо пекущихся о своей безопасности. Короче, больше 2-х часов мотокросса подряд после полугодового перерыва. На следующий день руки ваще отвалились.

Что интересно, ни на первом, ни на втором этапе навигация особо не требовалась — везде стояли указатели, маршрут редко допускал вариации, толпы зрителей практически превращали трассу в коридор.

Добрались до Портимао. Уютный приморский городок. Заметно теплее, чем в Лиссабоне. Гостиница была оплачена хиновцами заранее.

Кстати, прикол про превышение скорости. У меня стоит система SpeedoX, которая отслеживает зоны контроля скорости (DZ и FZ) и начинает верещать при превышении оной. Причем для записи отметки о превышении в GPS надо проехать с превышением около 150 метров. Ситуация: контроль скорости в Портимао, 50 км/ч. Заезжаю в туннель. GPS залипает, так как не видит спутников. На выходе из туннеля просыпается, видит скорость 53 км/ч и… считая, что я ехал с превышением всю длину тоннеля, рисует предупреждение.

Интервью для Радио Сибирь

В Португалии сейчас 5 часов утра, все уже встают, готовятся к старту. Вчера был 1 этап гонки. Он проходил по территории Португалии, тем не менее, организаторы приготовили немало сюрпризов, в частности 170 километров абсолютно рыхлого песка – можно по колено провалиться. Очень узкая трасса, больше похожая на мотокроссовую. Было тяжело для первого дня. Как говорят, это было организовано, чтобы перед Африкой гонщики попробовали немного песка. Я доехал нормально, падал, правда, но у некоторых проблем было больше, чем у меня. Финишировал. Не знаю, как там Камазы. Очень много людей, пока из русских видел только команду на багги «Москва-ЗИЛ» — это Шмаков. По-моему, все у русских хорошо. Сегодня стартует самый короткий этап Дакара – буквально 70 километров спецучастка, после чего можно грузиться для транспортировки в Малагу. Оттуда паром повезет в Африку, так что буду стараться хотя бы Африку увидеть. Очень тяжело. Все используют малейшую минуту, чтобы поесть и поспать. Тем не менее, буду оставаться на связи.

Техкомиссия. Брифинг

Сначала была двухчасовая беготня с бумажками. Причем половина так и не потребовалась. Провели инструктаж по использованию GPS и Sentinel. Сфотографировали. Выдали зеленую коробочку для проезда по платным магистралям. Взяли деньги в оплату страхового депозита.

Потом часа два торчали собственно на техкомиссии. Тетке, которая нас (с механиками) инспектировала, не понравились два момента: номер рамы, который не был виден из-за кронштейна кокпита и траверсы BRP. В итоге типа закрыла глаза на номер, но из-за неоригинальной траверсы записала меня в класс SP. В правилах ничего нет, на самом деле, ни про раму (ее все равно метят краской, и уж один-то раз я мог его и показать), ни тем более про траверсы (точнее, про их необходимую оригинальность для класса M).

Тем не менее, механики уверили, что я легко отделался. Им виднее. Задача стоит доехать до финиша. В каком классе — неважно.

Поглядел вблизи на дакарских знаменитостей типа Кома, Депрэ, Сала, Фретинье, поздоровался с Энни Сил, такой веселенькой коротышкой из Швеции. Ездит на Дакаре чуть ли не каждый год. И доезжает.

Мой механик, оказывается, несколько лет назад на протяжении нескольких лет работал на заводскую команду KTM. Знает почти всех великих. Почти все великие помнят его.

Если бы не мои механики, уверен, сошел бы прямо после первого, максимум, второго этапа. Они стали для меня воплощением всех качеств, приписываемых обычно немцам: порядочность, исполнительность, аккуратность, пунктуальность.Успели проскочить комиссию (scrutineering) за один день. На следующий день делать мне было особо нечего, мотоцикл стоял в закрытом парке. Пошел с механиками на комиссию для оставшихся членов моей ассистанс-команды. Скупил полкиоска сувениров — кепки там, футболки.

Вечером дня перед стартом был брифинг. Огромный зал в культурном центре Белем. Беспроводные наушники с пятью языками. Взял английские.

В связи со стремлением организаторов сделать гонку максимально безопасной, показали фильм с прошлой гонки. Там пару раз камазы кого-то задевают и подрезают:) Выступили большие боссы от организации, пожелали всем хорошего старта. Вкратце рассказали про изменения маршрута на первом этапе.

Пошел в гостиницу спать. Спал хорошо, но мало:)

Интервью для Радио Сибирь:

Сегодня последний день перед стартом. Только что прошел брифинг, на котором рассказывают изменения маршрута на предстоящий день. Завтра утром старт в 6:42. Практически три дня посвящены прохождению различных технических и административных комиссий. Все нормально. Может быть, могло быть чуть лучше, но, тем не менее, все хорошо. Попал я в класс «супер-продакшн». Теперь буду в такой категории с такими звездами, как Марк Кома, Сирил Депрэ и так далее. Общался с народом. Все очень интересно, атмосфера очень дружелюбная. Погода здесь стоит теплая, на завтра обещают дождь. Днем порядка +16 +17 градусов. Настрой боевой. Буду держать вас в курсе по окончанию каждого последующего этапа. Болейте за наших.