Дней-не-помню сколько:) Пост-Аконкагуа

Вернувшись в Мендосу, поселились вшестером в одну комнату в хостел Alamo. Уютное место с небольшим двориком и бассейном. В ста метрах — огромный универмаг «Каррефор». На завтра намечено рандеву с гидами, что не помешало всему этому перерасти в капитальную пьянку уже сегодня. Кто-то придумал вместо дорогих обедов затариваться в каррефоре сыром камамбер, маленькой колбаской-салями, французским батоном и бутылкой мальбека. В разговорах — как водится, горы и женщины, снаряга и женщины, путешествия и женщины, мы же теперь андинисты:) Кстати, в Альпах — альпинисты, а в Андах — андинисты. Рождённому в СССР понравится словесная вязь с сандинистами (привет, Никарагуа!).

За три дня переписаны адреса, все приглашены ко всем в гости, договорено с Бразилом, что он встретит меня в Сальвадоре и приютит на пару-тройку дней перед Карнавалом.

Решена головоломка с отправкой домой сумки с горным барахлом (25 кг, чёрт дёрнул затолкать туда мою любимую палатку, показалось, что оставшийся рюкзак тяжеловат). Местная почта просит за 20 кг в Россию 300 долларов, причём размер коробки не должен превышать 40х40х40 см. Мой баул — на вид полкуба. DHL, ядри его в качель, равно как и TNT с FedExом просят 500 долларов плюс конские заморочки с таможней.

После четырёх бутылок красного и аванса в 500 песо Француз соглашается взять сумку с собой во Францию и оттуда отправить почтой. После того, как он согласился, в сумку дотрамбовывается ещё килограммов пять барахла. Хорошо, что догадался просушить грязную одежду под мендосским солнышком, а то на российской таможне у кого-нть случился бы приступ при досмотре (хотя и поделом бы).

Через интернет приобретён билет обратно в БА, погостю у гостеприимнейшего Эстебана пару деньков и двину на юг, к морю.

Аконкагуа. День 13. 6400 м. Попытка восхождения. Plaza Colera — Plaza Independencia

Встаём в пять утра. На улице ночь, метель и неземной холод. Гиды разносят кипяток. Ночь спал во вкладышах из пластиковых ботинок — спалось здорово, но вкладыши отсырели и это на поверку оказалось большой проблемой.

При свете фонариков упаковываемся, напяливаем ледяные ботинки. Пальцы на ногах отмерзают буквально сразу. Одеваю всё, что есть, кроме пресловутой парки, почти два килограмма которой я пёр с самого базового лагеря, так её и не одев — верху тела не особо холодно, мёрзнут в основном ноги и руки. Крем от загара замёрз в лёд, и это стало второй большой проблемой.

Гиды честно предупреждают, что наверх мы не попадём — много снега. Решаем идти до максимально возможной высоты. Выходит вверх пять человек и два гида — Михель и Рубен.

Идём, поскальзываясь на каждом шаге, длинными траверсами вдоль склона. Очень тяжело, снега — выше колена. В основном, понятно, пашут гиды, прорубая дорогу сквозь снег, но у нас тоже не сахар — шаг вперёд, два назад. Минут через 20 сдуваются Бразил и Голландец.

Продолжаем впятером — Французский Робот, Швейцарец, я и гиды. Идти за гидом не сложно хотя бы психологически — он делает шаг, ты делаешь шаг. Физически — очень тяжело. Клаустрофобичная балаклава мешает дышать — отстёгиваю от неё нос. Ветрища, очки порой запотевают. Стоит вытащить руку из пуховой рукавицы, чтобы сделать фотку — за 10 секунд рука успевает промёрзнуть так, что потом в рукавице полчаса только отогревается.

Горы — враждебная среда, особенно выше 6 тысяч. Им плевать на покорителей, они есть и будут, несмотря на всех нас. Кажется, что лёгкие, придавленные морозным воздухом, получают процентов 10 кислорода от нормы.

Добираемся до Plaza Independencia. Прямо над нами возвышается вершина. Понимаем, что дальше не пойдём. Сожаление? Облегчение? И то, и другое, и что-то ещё. Скудные фотографии заледеневшими руками. «Которую ты так и не покорил». Не везёт, смертельно не везёт. Опять не везёт. Может, я много прошу от жизни? Может, от водки и от простуд — проще? Здесь небо — темнее, чем внизу. Здесь ослепительны снега. Здесь выше нас гор, кроме ВЕРШИНЫ, уже нет. Здесь проверяют, КТО ТЫ.

Начинаем спуск. На спуске силы кончаются, ковыляю последним. По приходу в лагерь просто умираю — лежу в полузабытьи часа два. А народ тем временем собирается вниз — решили спуститься одним днём в базовый лагерь. Постепенно свыкаюсь с мыслью, что идти всё-таки придётся. Выползаю и помогаю собирать палатку. Пакуемся. Всю дорогу вниз ковыляю последним. Хотя, когда кислорода в воздухе стало побольше, энтузиазма тоже поприбавилось.

В Nido de Condores встречаю русскую группу. Идут без гидов, солянка сборная из разных городов. Поболтали, просветил за подъём на вершину.

Добрались до базового лагеря. Пришли мы раньше, чем нужно, и потому спим не в палатках, а в большом тенте с двух-ярусными шконками. Оно и к лучшему — хоть сверху снег не падает.

Завтра целый день добираемся до Мендосы.

Аконкагуа. День 12. 6000 м. Nido de Condores — Plaza Colera

Записи в дневнике на этом у меня обрываются — просто не было сил. Если вкратце — еле-еле доковылял до Plaza Colera. Снега — по колено, ставить палатки было сложно, потому что камни для завязок приходилось искать под снегом. На улице — холодрыга, в палатках — тепло, весь остаток дня в них и проторчали. Собираемся на завтрашнее восхождение.

Снимают по уровню кислорода в крови одного из перспективных восхожденцев — британца Грэма. Вот те на — он всю дорогу на бодряках, и тут — на тебе. Горы слабостей, видимо, не прощают. Прикол в том, что его снимают уже второй раз — ровно год назад он так же не дошёл здесь же, на Аконкагуа.

Что будет завтра?

Аконкагуа. День 11. 5500 м. Nido de Condores (день отдыха)

Вылезаю из промёрзшей палатки, влезаю в промёрзшие ботинки и иду пить чай. Ноги согрелись часа за полтора. У народа полно проблем — к примеру, спит нормально одна молодёжь, включая моего соседа. Бразилец и итальянец тоже не спят, как и я.

Порадовала погода — безоблачное небо и лёгкий ветерок позволили быстро просушить спальник и носки, сырые ещё с базового лагеря, притулив их на большом камне. Наконец-то: ровно три пары сухих носков, аллилуйя!

Михель собрал собрание: оказывается, вниз уходит один из голландцев — Дерек. Оставшиеся идут на акклиматизационную прогулку вверх на 120 м. Одновременно гидам по рации, что сверху спасатели спускают тело с отёком лёгких.

Перепаковываю рюкзак, ненужное барахло сбрасываю в палатку, в водонепроницаемый мешок. Выходим вверх. Минут через пять сдуваются швед и бразил, возвращаются в лагерь. Минут через пять провозят на санках тело. Жуть просто. Доходим до места — здоровый камень. Видимость — метров 100 максимум. Сидим, пьём-едим. Слышно, что в лагерь пытается сесть вертолёт, но по рации понятно, что не сядет — не видно ни зги. Улетает. Бедолагу везут вниз опять на санках.

Возвращаемся в лагерь. Снег — стеной. Забираемся в жаркие палатки — солнце здесь работает и сквозь тучи, без очков в палатке невозможно. Всё, что не просохло утром на улице — досохло в палатке. Оказалось, что швед Стэн тоже сдувается — они вместе с Дереком и гидом Михелем уходят вниз (Михель потом вернётся на вертолёте). Нас всё меньше, чёрт побери!

Подали супчик. Из всех развлечений — испанская грамматика да крохотный тайский блокнотик, куда я всё это и пописываю. День отдыха, одно слово:) Интересно про воду. Уже третий день гиды кипятят её из снега. Век живи, век учись — теперь понял, почему в дневные пайки нам постоянно суют сухой сок Tang. Хорошего в нём мало, но в дистиллированной, полученной из снега воде, на фоне общей потери солей ввиду высотного обезвоживания, хорошего ещё меньше. Поэтому теперь просто воду не пью, я теперь — фанат Танга:)

Аконкагуа. День 10. 5500 м. Plaza Canada — Nido de Condores

Из палатки поутру пришлось буквально выкапываться — снега навалило сантиметров 30. Пару раз залез-вылез из палатки — понял, что задыхалки начались уже посреди белого дня. Настала эра диамокса — проконсультировался с гидами и выпил полтаблетки. Полегчало практически сразу же — надо было, блин, пить по графику, начав за неделю до восхождения, эх.

Заиндевевшие палатки уже не скручиваем, а заколачиваем прямо в чехол. Номер два тут, кто не знает, как и на Рорайме, делают в пакетик, а пакетик уносят к shit hill, где пакетики пакуют в специальные тубы. Голландцы опять тупят с носильщиками.

Установилась тихая солнечная погода, теплынь, ни ветерка. Солнце светит и отражается от снега с такой силой, что очков явно не хватает. Через полчаса уже снимаю самосбросы, запарившись, сверху или снизу они разъединяются. Долго-долго траверсим по пути наверх.

Раз пять обгоняем улыбчивого негра с плэйером из ЮАР, смотрится на фоне белых снегов он весьма эксцентрично.

Сегодня рюкзак — под 30 кг, ибо несём и своё и коллективное. Дошёл практически ползком — голова трещит, дыхания нету. Горы просто так не покоряются, одним словом. Лёг на камень и пролежал на нём полчаса, сил нету даже рюкзак снять. Про неудобство пластиковых ботинок как-то быстро позабылось:)

Ставим палатки. Затрясла лихорадка, по-быстрому разложился и нырнул в спальник. Чёрт дёрнул забраться в спальник в сырых носках — и носки не высушил, и спальник к ночи промочил. Выпил пол-диамокса и два нурофена, голова всё равно как колокол. Спасла ситуацию (век живи, век учись) пластиковая бутылка, наполненная кипятком и помещённая в спальник в ноги. Сказка просто! Через полчаса — практически здоров.

К ночи сильно похолодало, снег с ветром. Занесло снегом рюкзаки, которые мы прячем с другой стороны палатки под внешний тент. Внутренняя палатка примёрзла к тенту, пар от дыхания, конденсируясь на нейлоне, падал на лица и спальники редким снежком, за ночь окончательно всё промочив. Спал, как водится, урывками, пару часов в начале ночи, пару — уже под утро. Думаю, что пролежать вот так просто 5 часов не получилось бы у меня, стало быть, я всё равно как-то сплю, как-то отдыхаю.

К утру в конкретно сыром спальнике дал изрядного дубца. Затолкал в ноги свою универсальную пуховую жилетку — помогло, но мало. Дурацкий китайский термос отвратного качества пришлось выкинуть ещё в базовом лагере — а ведь можно было бы, залившись кипятком вечером, в случае чего переливать в бутылку и устраивать грелку когда понадобится. Всё это я продумал, мучаясь бессонницей и смотря один и тот же странный сон, который, ветвясь чуть вбок, каждые 30 минут приводил меня в одну и ту же комнату, полную разных дверей.

Аконкагуа. День 9. 5000 м. Plaza Canada

Спал плохо, но это уже вошло в привычку. Долго собирались, помог канадцу затолкать палатку в чехол, оторвал от мяса оба ногтя на больших пальцах, теперь ничего схватить не могу. Долго решал, что брать с собой, а что оставить, в итоге вместе с двумя литрами воды получилось ровно 20 кг. Голландцы перед самым выходом устроили суету с наймом носильщиков, испортили Михелю настроение, видимо.

Читать далее «Аконкагуа. День 9. 5000 м. Plaza Canada»

Аконкагуа. День 8. 5000 м. Plaza de Mulas — Plaza Canada — Plaza de Mulas

Всю ночь ветродуло и холодрыжило, ходуном ходила палатка. К утру заполнилась pee bottle, пришлось таки вылезать в выпавший снег и порывистый ветер.

Прилетел вертолёт — забрал вчерашнюю несчастную. Эвакуация вертолётом на горе — бесплатная, входит в стоимость разрешения на восхождение. Вертолёт может сесть не выше второго лагеря, но летает — чуть ли не до вершины. Маленький, жёлтый, 4-местный.

Читать далее «Аконкагуа. День 8. 5000 м. Plaza de Mulas — Plaza Canada — Plaza de Mulas»