Бурунди и бурундийцы

Я теперь не боюсь ездить сзади на мотоцикле, ура! Боюсь, но как-то наплевал. Кладу рюкзак в баул, вытаскиваю лямки, ловлю проезжего байкера и, стараясь не упасть вслед за баулом, еду на автовокзал.

Burundi — Bujumbura

Без проблем ставлю транзитную визу Бурунди, она даже не наклейка, а штампик. Автобус, понятно, вместо положенных шести часов едет десять. Спасает закупленная в Кигали жестянка с волшебными кенийскими кешью и макадамией в меду.

image

В итоге в Бужумбуре мы — часов в девять, вокруг кружат стервятники-таксисты, тук-тукам в центр ездить запрещено. Добираюсь до отеля l’Amitie на Rue de l’Amitie. Успеваю заказать ужин с вкусной рыбой из Танганьики. Обслуга старательно пытается говорить по-английски и вполне дружелюбна.

Виза действует две ночи, плюс подтвердили моё восхождение 27-го декабря, так что время, которого ещё вчера был вагон, зазвенело, как струна. С утра покупаю билет на завтра до Коберо, там переход в танзанийскую Кабангу, оттуда — в Мванзу, с надеждой улететь в Арушу. Весь механизм перехода в Танзанию подглядел у кого-то на форуме Винского.

Бужумбура, а по-местному — Бужа, понравилась, как нравятся порой города, от которых вообще ничего не ждёшь. Молодёжь бегает и рубится в баскетбол, попрошайки есть, но не больше, чем везде. Народ в целом приветливый, по-английски еле-еле, но понимают. В то же время Бурунди — беднейшая страна планеты, вокруг полно голубых касок, а в отдалённые районы Бужи белым лучше не соваться.

На обед — опять рыба. Прогулялся до бассейна Entente Sportive. Настолько не ожидал, какой это будет бассейн, что даже не сфотографировал. Постройка колониальных времён, шесть дорожек, отдельный лягушатник для детей, трёх- и пятиметровая вышка. Всё — за смешных 3500 франков.

Попросил итальянскую семью приглядеть за вещичками, в итоге разговорились. Папа — трансплантолог, ни больше ни меньше. Дочка — известный фотограф, семь лет живёт в Бурунди, родила тут двух детей. Сын — работает в Alpinestars и работает с гонщиками MotoGP, сам, понятно, тоже мотоциклист. Папаша попался въедливый, всё обстоятельно расспросил о жизни нашей расейской. Приятные люди. Дошёл с ними до Musee Vivant.

image

Музей оказался странным заведением с образцами жилья аборигенов, скопищем крокодилов всех мастей и серпентарием.

Молодая кобра надувала капюшон и атаковала меня через стекло. Жутковато было осознавать, что я ни разу не ожидал броска кобры, очень тонко она момент для него рассчитывает.

Неядовитых змей гид доставал и давал потрогать. На ощупь они совсем неживые, как кожаный ремень.

И тут гид, подлец, предложил скормить кобре морскую свинку. Я конечно отказался подумал и согласился. Видел в московском зоопарке такое шоу лет тридцать пять назад. Закинули свинку кобрам, но те есть отказались. Изловили обратно и кинули плюющейся кобре. Та, не будь дура, сразу придушила взвизгнувшую свинку, отползла в сторону, прицелилась и деловито проглотила добычу, начиная с головы. Лида, прости, я не хотел! Зрелище, конечно, то ещё.

image

С утра до автобуса успел пробежать шестёрочку до пирса и обратно (скоро восхождение) и сгонять на такси до пляжа Сага купнуться в Танганьике. Озеро обрамлено многослойными холмами, уходящими до горизонта. Понравилось. Моя бы воля, да плюс компанию — задержался бы в Буже на пару-тройку дней.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *